Амеба

Наблюдения за окружающей действительностью.

Итак, что получается? Получается моделька, вполне описывающая все происходящее в стране последние двадцать лет и даже более лет. Во всяком случае, я особо не вижу фактов, которые бы из модельки вылезали и в нее бы не вписывались.

Страной «управляет» (именно так, в кавычках) советская номенклатура. Слово «советская» здесь тоже условно, тк отражает лишь время формирования этой элиты, но не ее взгляды и ценности. Собственно, взглядов и ценностей у этих людей просто нет, это банальные эгоисты, они были бы социал-дарвинистами — если бы хоть немного были философами. Но они не философы, они устроены значительно примитивнее. Интересы их чуть более, чем полностью, сводятся к личным шкурным интересам. Едва ли стоит их за это упрекать, так как, во-первых, они лишь продолжение своих родителей, которым в свою очередь еще их деды объяснили, что Бога нет и потому лучше быть волком, чем овцой. Этой логикой и живут. А во-вторых, есть некоторые неизбежные вещи в плане общественных процессов, эти люди просто не могли бы быть другими.

Однако, как давно сложившаяся группа, по сути класс, с общими целями и интересами, пронизанная родственными, нередко национально-диаспорными, внутрикорпоративными и деловыми связями, они имеют вполне осознаваемую, объединяющую их идентичность. Номенклатура стала полноценным самостоятельным классом в марксовом смысле слова.

Собирательный образ этих людей — кто-то типа Хрущева. Усредненный набор качеств — практически полностью отрицательный. По сути, это такие вороватые завхозы, зачастую еще и с криминальными генами — не глупые, вполне «себе на уме», порой даже очень и очень хитрожопые в своем завхозно-воровском деле. Но и не умные — безталанные, и как, правило, совершенно без хозяйского типа мышления.

Эта номенклатура ни в коей мере не является компрадорской, проамериканской, вопреки общим представлениям — она не менее суверенна, чем аналогичные скажем американская или английская «номенклатуры». Это не значит, что среди них нет агентов влияния чужих номенклатур и государств — их там полно еще с начала прошлого века, и это среди них не считается чем-то нехорошим. Скорее, чем-то житейским.

Но разумеется, эта номенклатура не является и «патриотической», государственнической. И именно поэтому она никогда не «предавала» СССР. Просто потому, что она никогда ему и не служила — служила она только своим интересам, как и каждый ее член.

Сталин, оказавшись вместе с другими большевиками у власти, быстро понял, что время воровать прошло — они теперь стали хозяевами страны, и его хозяйская психология немедленно взяла верх. Да собственно, он никогда и не был вором по психологии — он был альтруист, а среди воров их нет. И Сталин начал прикрывать безпредел и заниматься развитием.

Разумеется, миллионам геволюционеров, рассевшимся по отобранным у лохов кабинетам и усадьбам, и в свое удовольствие пытавшим этих самых лохов по подвальчикам, это пришлось не по нутру.

Однако, самые умные из них, те что наверху, видимо, вовремя поняли, что сейчас мешать Сталину не надо — время было очень сложное. Если продолжать разорять страну, можно элементарно лишиться кормовой базы, а значит потерять суверенитет и власть, и быть сожранными иностранцами. Поэтому, они не стали мешать Сталину даже тогда, когда тот начал проводить чистки среди самых отмороженных упырей, резавших население как баранов, и требовавших «квот» на расстрелы. Впрочем, иначе зарвавшихся все равно никак было не остановить.

Когда же тяжелые времена, а затем и война прошли, они дали Сталину еще немного времени — поднять страну и наладить хозяйство. После чего, наплевав на его далеко идущие планы, зарезали его — наконец-то! Долго, однако, ждали.

Некоторое время после этого они пытались рулить доставшимся им наконец хозяйством. Однако, это было очень сложно и главное, глубоко противно им по природе. Они — воры, а не красные директора… К тому же, построенная Сталиным система вообще не была предназначена для доения лохов и красивой жизни упырей.

Поняли это, естественно, не сразу, ибо умом в целом не отличались, скорее подлостью и хитрожопостью (и потом, класс — не человек, и все осознает очень постепенно) — поэтому, сначала просто наслаждались своим положением и даже гордо стучали башмаками по трибунам, и даже порой придумывали от скуки пафосные мега-проекты, типа ввода новых сельхозкультур, ну это так, по старой привычке — со времен Сталина.

Однако, спустя пару десятков лет, наконец, дошло. Элита осознала, что она не хочет управлять и направлять, заниматься стратегией и бороться с иностранными элитами по всему миру, и бороться за красный проект (который им самим, как они теперь осознали, глубоко чужд), и вообще не хочет бороться. А хочет просто жрать.

И тогда перед бывшими потрошителями и их детишками, как господствующим классом, встал нехитрый выбор из двух вариантов:

Вариант 1. Поддерживать и развивать доставшуюся от Сталина систему. Но им это тошно, им это невыгодно, и главное — они этого просто не могут. В силу иных способностей и наклонностей, просто в силу изрядной дегенерации.
Но главное, состоящая из воров система не может развиваться — она может только разлагаться. У класса свои объективные интересы, которые управляют его коллективным поведением. Бороться сама с собой эта система тоже не может и не хочет — ворон ворону глаз не выклюет. Да и зачем, если желания у всех воронов на самом деле одинаковые?

Значит, чтобы дальше бороться и развиваться, на ключевые посты надо возвращать умников из числа «честных лохов», а не из своего класса. Не говоря уже о том, что — о ужас — этот вариант в обязательном порядке требует нового Сталина, и вообще требует единоличной власти, и проведения оной властью политики не в интересах класса бюрократии-номенклатуры.

Вариант 2. Сбросить с себя лямки ненужного им рюкзака, ставшего к тому же неподъемным. Зачем им все это?
Зачем им военные базы по всему миру, поддержка дружественных режимов в разных странах и холодная война, гонка вооружений и экономик? Сталину это было нужно в рамках глобального Проекта, плюс он воспринимал себя как Хозяина, и хотел суверенного хозяйства, и жил не своими интересами. У них же, у потрошителей бывших — никакого Проекта нет, а есть только желание красиво жить, то есть иметь суверенную власть и кормовую базу.

И вот это доставшееся от Хозяина наследство, заточенное под отсутствующий теперь Проект, оно только мешает. Причем, поскольку Красный проект был прямо враждебен глобальному проекту Запада, то и номенклатура как бы автоматически была враждебна Западу. И номенклатуре приходилось тратить большие усилия и деньги на это противостояние. И вдобавок, приходилось скрепя сердце держать кучу честных лохов на руководящих должностях в ВПК, народном хозяйстве и армии (свое-то ворье мигом бы все растащило и разложило, не говоря уже про развитие).

А зачем им, если вдуматься, это противостояние? Ведь интересы их, отечественных упырей, и интересы западных упырей одинаковы, и состоят в том, чтобы доить лохов и править ими. Так зачем это дурацкое глобальное противостояние, эта холодная война, порой переходящая в горячие конфликты? Все, что им нужно от западной номенклатуры — чтобы те не покушались на их личную поляну.
—-

Несложно догадаться, что этот вышеописанный выбор из двух вариантов был чисто умозрительный — в реальности, конечно, события сами собой развивались по второму варианту. Просто естественный ход событий, обусловленный совокупными интересами правящего класса. Ничто не смогло бы его изменить, это не чье-то решение было, а просто общий интерес классовый к этому вел. А давние связи многих номенклатурщмков на Западе только ускорили и упростили этот процесс. Хотя, наверняка, на финальном этапе были проведены соответствующие переговоры на высоком уровне с западной номенклатурой, дабы обозначить позиции и условия капитуляции Проекта (но не номенклатуры!).

Что было дальше, представить тоже несложно. Главный груз был сброшен с плеч с радостью и удовольствием. Никакого противостояния проектов, никаких забот о государстве и тем более о союзниках по всему миру, никаких усилий по развитию того, что непонятно как и главное непонятно зачем развивать…
Потомки воров смогли наконец заняться любимым делом — расхищать, присваивать и делить. И занялись этим с упоением.

Разумеется, многим пришлось поделиться и с Западом — все же в результате капитуляции Проекта и союзного блока, бывший равным противник оказался теперь сильнее, что разумеется было очевидно и с чем заранее смирились.
Кроме того, пришлось пойти на частичный раздел страны, так как местами среди номенклатуры местные связи были сильнее общих, и там сформировались свои националистические группы интересов.

Прежде чем продолжать эту историю, стоит сказать о двух ключевых слабостях номенклатурной элиты.

Первая слабость — качество оной элиты. Дело даже не в уме и способностях (хотя и с этим большие проблемы, в силу дегенерации), а в интересах и целях.
Вор, поставленный скажем директором НИИ, не способен развивать науку не потому, что он дурак — у него просто принципиально иная направленность интереса. Ему наука в голову даже придти не может, а вот выгодно продать пару зданий и выписать себе премию — естественный ход мысли…

Плюс к тому связи — вор, поставленный скажем директором НИИ, будет вынужден учитывать множество интересов. Верхних (тех кто его поставил), горизонтальных (друзей и родственников, которые его пропихнули) и нижних (своей команды, которая хочет жрать)…

В общем, даже окажись оный вор потенциальным ученым и прирожденным двигателем прогресса, наукой он заниматься просто не сможет. И так все вокруг него, ибо связанность только нарастает. Возникает то, что кто-то недавно удачно назвал «полимеризацией элиты».

Вторая слабость номенклатуры — запоздалая реакция даже на стратегические раздражители, плюс почти полная невозможность превентивных стратегических решений (в отсутствие явной угрозы). Элита принимает принципиальные решения не осознанно и предусмотрительно, не как некий единоличный всевластный правитель государства. А принимает их таким постепенным коллективным консенсусом. Классовым интересом, ткзть. Когда внутри нее сила «за» некое решение постепенно перебарывает силу «против», благодаря тому, что достаточно большое число членов элиты начинает осознавать выгодность данного решения для себя лично и окружения. Ну или когда возникнет и станет явной некая общая угроза, что сподвигнет «топ-менеджеров» номенклатуры на единые действия ради общего спасения.

Стратегически мыслить номенклатура не может потому, что это не ее способ мышления в принципе. Глобальные проекты может строить альтруист, а эгоист в N-ном поколении думает о личной выгоде и личной власти, о текущей борьбе и своих интересах в ней.

Кроме того, такая полимеризованная сущность, где сосед соседу кум и сват, где все воруют и живут только мыслью о выгоде, где нижние этажи завязаны на верхние и верхние на нижние, и все этажи сложнозавязаны по горизонтали — она аморфна и амебообразна.

Инициатива в ней тухнет, если она невыгодна исполнителям — и извращается до невозможности, если исполнители находят в ней личную выгоду.
Решительные и скоординированные действия на перспективу, даже если в этой номенклатуре окажется некий стратег по призванию, невозможны, пусть они даже идут на пользу элите в целом — так как они упираются в частные интересы людей сверху донизу. Как на каждом этаже прохождения приказа, так и на верхнем этаже, этаже принятия самого решения.

Это все обеспечивает безопасность, уют и корм членам номенклатурной амебы, но это же и угрожает амебе целиком, когда время начинает требовать стратегических действий и/или масштабных действий. Амеба реагирует всегда с запозданием, всегда только в ответ, и всегда в очень искаженной форме.
——

Итак, что же было дальше. Дальше у номенклатуры начались проблемы, одна за другой. Причиной проблем оказалась врожденная глупость элиты — будучи ворами, а не философами, тактиками, а не страгетами, они оказались не в состоянии ни просчитать ближайшее будущее, ни создать собственный, пусть и менее масштабный чем прежде, пусть эгоистичный, но хотя бы просто стратегический Проект. Все их планы сводились к «сделать как у них» — капитализм, при котором они, номенклатура, будут владеть основными капиталами и властью.

Первой проблемой стало то, что западная номенклатура оказалась не совсем джентльменами (кто бы мог подумать), и попробовала развить успех после распада СССР. А именно, стала раскармливать в стране региональный сепаратизм.

Амеба, натурально, попыталась сепаратистов победить — и тут она натолкнулись на первую свою слабость из вышеописанных (качество элиты). Воры-генералы, отправленные ворами-политиками воевать за победу воров как класса и воровства как принципа, оказались (кто бы мог подумать) скорее ворами, нежели генералами. И продали победу над врагом самому врагу же, и за довольно скромные деньги.

Замечательным моментом в этой истории является то, что даже наказать этих воров за воровство никак нельзя, потому как все свои. Амеба это амеба.
Амебоэлита столкнулась с вызовом, который должна была бы предвидеть еще много лет назад, до сдачи Союза, но в силу амебообразности ощутила только тогда, когда тот стал непосредственным предвестником наступающей катастрофы.

Рост сепаратизма означал простую вещь — угрозу кормовой базе, угрозу самой амебе. Амеба, гипотетически, была бы не против поделиться на части еще раз, разделив и РФ как СССР — но все части амебы понимали, что это уже конец. Запад сожрет их как детей.
Была и еще одна проблема — население становилось все враждебнее к элите, и понемногу начали возникать центры этакой предповстанческой активности. Фактически, местами уже шла подготовка бойцов.

Мучительным волевым усилием амеба, только теперь — перед угрозой полного самоуничтожения — нашла в себе силы сделать необходимое. Вопреки текущим интересам тысяч и тысяч своих членов, волей договорившихся между собой «паханов», она нашла и вытолкнула из своих недр человека, известного как ВВП. ВВП был не из числа топовых руководителей, напротив, он был из совсем незначительных лиц, и это естественно. Во-первых, среди топовых были только явные воры, не способные к конструктивной работе в принципе. А во-вторых, топовые слишком связаны (та самая полимеризация) — любое их действие против кого-то чревато нарушением баланса интересов, болезненно рвущимися связями, и слишком большой властью одного над другими. Да и просто топовым пришлось бы бороться с друзьями ради наведения порядка…

ВВП был дан карт-бланш на действия, в том числе действия против отдельных частей амебы, слишком уж угрожавших общим интересам. ВВП пришлось даже изгнать тех членов амебы, которые слишком явно работали на Запад. Разумеется, им оставили капиталы и свободу — они же были свои и их интересы были не только их личными интересами. Ходорковского, правда, посадили — но он прямо пошел против амебы (в интересах чужой амебы), создав угрозу суверенитету, и нужна была показательная порка. Иначе процесс сдачи всего и вся мог пойти по нарастающей.

ВВП справился с текущим вызовом (сепаратизма), но менять его не стали. Он удерживал на плаву страну (то бишь кормовую базу сохранял), а кроме того, население считало его за своего и перестало готовиться к революции. Кроме того, по-видимому, при отборе кандидата особо учитывалась не-стратегичность его мышления. Второй Сталин номенклатуре был не нужен.

Однако, у ВВП были и естественные минусы — он постепенно набирал власть и, будучи связан необходимостью удерживать страну, неизбежно немного мешал «элите» делать привычное дело. Хотя и не принципиально (ничего стратегического он не делал — Проекта не создавал), но все же раздражал и мешал. Коллективный интерес элиты был против него. (Собственно, это было неизбежно — ВВП сознательно был создан «паханами» как некий такой варяг. В этом суть фигуры, только варяг и мог бороться против интересов класса, когда это надо самому этому классу. В этом смысле, кстати, не случайно что «варяг» и его команда были из Питера, это тоже уменьшало число связей. )

В конце концов, видимо, пришли к некоему консенсусу — вместо ВВП поставили в качестве эксперимента Лунтика, подобрав его по принципу «чтоб этот уж точно не мешал». Лунтик увлеченно начал играть в разноцветные игрушки на новом посту, что и требовалось.

Но за время правления оного гения во весь рост проявила себя вторая проблема номенклатуры — отсутствие стратегического видения и самой стратегии как таковой. Как уже было сказано, отказавшись от своего Проекта, они в свое время естественным образом стали частью чужого — и все ради ради выгоды и простоты жизни.

И вот тут, внезапно (а как же иначе) оказалось, что чужой Проект нежизнеспособен, и подходит к концу. Наверное, номенклатура теперь кусала себе локти — не поторопись она капитулировать и сдать свой Проект, она бы могла уже давно победить и «править миром» (хотя, непонятно как и зачем, без Проекта-то). Но сделанного не воротишь — переиграли их соседские бандюганы, на чистом блефе выиграли, вот ведь сволочи — знали что им скоро конец, но сделали хорошую мину…

Когда элита начала понимать, что спокойные времена кончились и в мире начинается драка всех против всех, амеба зашевелилась. Но поскольку она амеба, шевелиться она начала медленно и печально — ведь любое действие в амебе встречает противодействие.
—-

Перед номенклатурой встали три задачи.
Во-первых, надо заново восстанавливать армию, так как теперь это стало просто критично.
Во-вторых, надо что-то (непонятно что) делать с экономикой.
В-третьих, непонятно что делать в глобальном смысле, нужна стратегия — надо понимать, что будет завтра, ведь больше нет никакого Проекта, ни своего, ни «общеценностного» западного, и непонятно, каким будет мир завтра, и что поэтому делать сегодня?

Естественно, решение всех трех задач сразу же уперлось в обе ключевые слабости номенклатуры — и в качество элиты, и в принципиальное отсутствие стратегичности как метода мышления и принятия решений.
——-

Забавно наблюдать, как «элита» начала решать первый вопрос — с армией. Забавно, потому что, при всей сложности задачи восстановления армии и ВПК, это самый простой вопрос. На фоне двух других — это простейший вопрос.

Как они зашевелились :) Как начали проворачиваться заржавевшие, а местами специально обломанные и сданные в металлолом шестеренки некогда единого механизма. Как «эффективные» начинают ковыряться в гособоронзаказе, пытаясь отладить — и натыкаются на все те проблемы, что сами еще недавно, как бы резвяся и играя, устраивали стране. Весь этот гособоронзаказ, и прочая, и прочая… А как, мужественно овладевая сами собой, эти милые онанисты запрещают сами себе же иметь интересы за рубежом — а что делать? Им уже и Бзежинский откровенно подсказывать начал («чья эта элита?»), отдельный вопрос почему он это начал делать…

Особенно забавен кадровый вопрос. Он хорошо показывает интеллектуальный уровень «элиты» и вообще ее, с позволения сказать, потенциал. В реформе армии они наступили строго на те же грабли, что и с Первой чеченской. Строго на те же.

Дело в том, что армия — это не ВПК. Армия — это штыки, и ставить во главу ее «честного лоха», «варяга» из обычных граждан, никак нельзя — дело может кончиться переворотом. Поэтому, поставили «своего». Свой не просто завалил все, что смог, из порученного и разворовпл все, до чего мог дотянуться вместо развития хозяйства, нет… «свой» оказался даже не просто вором, «свой» начал работать на противника. То ли на крючке был у спецслужб, то ли просто берегов не видел и, воруя миллиардами, не мог удержаться и от скромных миллионов от итальяшек…

В общем, фейл вышел эпический… Как и в аналогичной ситуации с проданной Первой чеченской, амеба только тут начала шевелиться всерьез, осознав (в очередной раз) свою тотальную безпомощность перед лицом возможной катастрофы.

Проблема усугублялась тем, что, как уже сказано выше, варяга на армию поставить нельзя. Над армией обязательно должен быть свой. Здесь нищета номенклатуры стала еще заметнее, если только это возможно — наверху «свой, но способный не только воровать» — оказался один, всего один. Кужугетыча уже было поставили на новую Москву — тоже та еще область, где категорически нельзя «только воровать» — Лужков отлично показал, чем это может кончиться для мегаполиса. И вот, возникла проблема еще большего масштаба — но второго Кужугетыча у номенклатуры в запасе не было, и пришлось еще раз переставлять первого.

Я надеюсь, у вас уже возникло желание запастись попкорном… Обратите внимание, с какой чудовищной задержкой реагирует амеба на любой вызов, даже самый стратегический. И на то, что она реагирует только тогда, когда ситуация становится реально катастрофичной — никогда не загодя, каким бы очевидным не казался вопрос еще 10 лет назад. И какими фейлами сопровождается эта реакция, насколько предсказуемы и тупы ошибки, и насколько невозможно для амебы исправить ошибку прежде, чем о всей красе проступят последствия оной… И насколько сложно для амебы наказать «своего», какой бы ущерб коллективным интересам он не нанес — и это даже при наличии «варяга» в качестве официального главы государства… Это поистине поразительное зрелище.

Между прочим, хотя западные амебы едва ли намного поворотливее, за ними (в отличие от нашей амебы) стоит кое-кто очень шустрый и стратегичный. Недаром Бзежинский начал играть не в те ворота, как по команде.
——

Вот собственно и все. Далее, запасясь впрок сухарями и попкорном, мы можем наблюдать за тем, как амеба будет решать вторую задачу — с экономикой. Уверен, нас ожидает еще больше комизма, чем в случае с армией. Вы же понимаете, что армия — она как бы вне самых-самых серьезных интересов, и ее восстановление упирается лишь в низкие качества самой номенклатуры. Да и то — внутри армии и ВПК кадры-то из «честных лохов» остались. Экономика совсем не то, экономика — это и есть прямые интересы членов амебы, это почти она сама, там все сплошь — живые нервы господствующего класса. Мы присутствуем при историческом моменте, когда амеба будет сама себе делать ампутацию без наркоза. Можно только догадываться, с каким жестоким внутренним сопротивлением она столкнется.
Причем, кто сказал, что в этой борьбе победят обязательно ее инициаторы, а не реакционеры? Это совершенно необязательно. Это тот случай, когда ампутируемая конечность может и перехватить скальпель у хирурга. Это же не государство «проводит чистку», это просто амеба — а она тупая и ей больно.
Может получиться и так, что наступит тот самый момент «бифуркации», о котором так долго, да…

Ну и чисто философски, будет не менее забавно наблюдать, как при полном отсутствии Проекта и даже запрете на Проект, амеба будет решать стратегические задачи тактическими методами. Вот, они Глазьева соизволили «заметить» — наверное, многим «честным лохам» это кажется «победой патриотических сил». Но момент и правда забавный — амеба вынуждена обращаться за помощью к системным врагам.

ПС. И еще момент. Русофобие амебы, как одна из основных ее черт, проистекает не только и не столько из национального состава части ее членов, как некоторым кажется. Это естественное следствие узурпации власти амебой в собственных интересах. Грубо говоря, если некий человек выгнал другого человека из его дома и стал в нем жить сам, он всегда будет этого, изнанного, опасаться и ненавидеть. Это системный фактор, ткзть — ничего личного или национального.

Взято тут.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.